Тимофеев Сергей Александрович

Персональный сайт

Почта
English version

По вопросам работы сайта обращайтесь по e-mail: timson@gazfond.ru

Целеполагание

 

Цель развития человечества – Эверест познания.

Сама мысль о подготовке к восхождению – интеллектуальная наглость, поскольку самые великие умы оказались способны лишь потоптаться у подножья. Ни Аристотель, ни Платон, ни Сократ, ни Лао-Цзы, ни Кун Цзы, ни Вентам, ни Рерихи, ни А. Швейцер, ни П.Леру, ни Тейяр де Шарден, ни авторы Библии, Корана или Торы, ни Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций, принявшая резолюцию «Цели развития человечества в новом тысячелетии», словом – никто, не смог предложить глобальную идею цели для человечества, им понятую и принятую.

Идея о возможном существовании цели, стоящей перед человечеством естественным образом основывается на пролонгации в область теории практики целеполагания, свойственной живым организмам. Они способны ставить цель себе и другим. Заметим, что при этом исполнители, привлекаемые к реализации какой-либо цели, могут и не знать, более того, часто и не знают, ее содержание.

Система – человечество, на одном из этапов своего развития «созрела» до понимания возможности существования цели. То есть, до определенного момента она развивалась, не задумываясь над целью, усложнилась до некоторого уровня, и с этого момента озадачилась. И здесь возникает интересный вопрос - что произойдет с человечеством, если оно узнает цель своего развития?

Оригинальный ответ на подобный вопрос дал Айзек Азимов в рассказе «Остряк».

Помните?

Некто Ноэл Меерхоф несколько месяцев пичкал компьютер анекдотами. Это вызвало интерес ФБР и Ноэлу пришлось давать объяснения. Выяснилось, что он искал ответ на вопросы, кто придумал анекдоты и что произойдет, если люди узнают автора. В итоге выяснилось, что автор – инопланетяне, а анекдоты перестали быть смешными.

Прогнозируя развитие ситуации, связанной с возможным открытием цели развития человечества, следует отметить, что это событие, даже если оно произойдет, не окажет сколько-нибудь существенного влияния на ход развития земной цивилизации в том случае, если полученное знание не будет иметь яркого практического применения. В противном случае, максимальным можно будет считать результат, сводящийся к созданию еще одной формы религии.

Вполне уместен вопрос: а зачем человечество хочет узнать цель своего развития?

Здесь существует два аспекта.

Первый. Знание цели, стоящей пред человечеством, позволяет продвинуться в решении проблемы прогнозирования хода общественного развития. Надежное прогнозирование, это наиболее жгучая проблема человечества, остающаяся нерешенной с момента его возникновения и до сегодняшнего дня. Для Человека её важность определена тем, что она напрямую связанная с его выживанием.

Второй. Человечество, как и человек, задумываясь над вопросом о цели своего существования, стремится уйти от ощущения себя аналогом скотины, которую заставили ходить по кругу под грузом в темной шахте. Человеку, ощущающему свое родство с биологическим миром планеты, свойственно стремление выделиться и подняться над ним. И тем самым зафиксировать свое качественное отличие от прочих живых организмов Земли.

Возникновение интереса человечества к цели своего развития - явление, заслуживающее отдельного исследования.

Дело в том, что цель развития человечества, в общем-то, существует, она известна: самосохранение, воспроизводство и развитие. Подавляющее большинство землян живут по этой триединой формуле цели. Если к этому добавить понимание развития, как процесса духовного и интеллектуального совершенствования, то согласие с подобной трактовкой цели достигает максимума и только некоторые (часть из них перечислена выше) остаются не удовлетворенными. Они ставят дополнительный вопрос: «Зачем?». Зачем защищаться, плодиться и совершенствоваться? В этом вопросе – попытка заглянуть выше всего, данного нам Природой, подняться на уровень принципиально более высокий, чем человек. И в самом факте постановки этого вопроса содержится нонсенс. Если человечество представляет собой систему, управляемую какой-то более сложной системой, о существовании которой мы лишь догадываемся, то на нас лежит естественное ограничение части целого. Мы должны быть лишены способности узнать цели этой более совершенной и сложной, чем мы, системы. И поэтому у человечества не должен возникать вопрос о цели своего существования сверх известной триединой формулы. Но если вопрос все-таки возник, то это свидетельство того, что мы потенциально дуальны. Разрешение рассмотренного противоречия - в признании того, что мы и часть управляемой системы, и несем в себе потенцию стать частью системы управления.

Но ситуация такова, какова она есть. Своей цели человечество не знает и потому подспудно существует, четко не оформленная, мысль о том, что познание цели (или смысла) существования человеческой цивилизации и ее развитие идут равными темпами. Принятие этого положения равнозначно признанию запрета, наложенного Природой, на решение этой проблемы.

Но когда и кого это останавливало?

Вл. Соловьёв писал: «Если нет безусловной цели развития, человечество развиваться не сможет».

Если принять это положение за аксиому, то из него проистекают два возможных варианта.

Первый. Цели нет, и человечество не развивается – это крайне сомнительно.

Второй. Развитие происходит, но с целью, остающейся человечеству неведомой – что представляется возможным.

Эта возможность и стимулирует исследования проблемы целеполагания. Все, что делалось и делается в этой области, является попытками вскрыть, а, судя по применяемым методам – отгадать, цель развития человечества.

Во всех известных мне руко(голово)творных определениях цели развития человечества есть то, что их объединяет.

Во-первых, это - очевидная позитивность целевой функции для человечества и представление человека благоприобретателем при ее реализации. То есть в основе такого, традиционного подхода к решению проблемы поиска формы глобального целеполагания лежит постулат: «Система (в нашем случае это – человечество) развивается для себя».

Существует и другая особенность, объединяющая множество зафиксированных в научной и теологической литературе попыток определения глобальной цели человечества. Она - в декларативности. Авторы не объясняют технологию полагания цели, их не занимает её происхождение. Строго говоря, существует два варианта: либо формулировка цели ниспослана автору свыше, либо цель обосновывается позитивностью результатов, получаемых человечеством в случае её достижения.

Существуют и комбинации из первого и второго.

Сама множественность безуспешных попыток решить проблему в рамках данной парадигмы, является индикатором необходимости формирования новой концептуальной схемы поиска цели развития человечества.

Да, согласимся с тем, что цели своего развития и существования мы, возможно – пока, не знаем. Но, в процессе её поиска, можно отсечь массу бесперспективных вариантов из мириада возможных, если удастся найти след движения к цели, коими могут оказаться сквозные тенденции развития человеческого общества.

Так, если мы зададимся вопросом о цели существования Вселенной, то мы не можем игнорировать знания, добытые наукой к этому моменту, и поэтому корректный способ формирования гипотезы должен отражать факт существования эффекта Доплера. Поэтому все возможные предположения о цели развития Вселенной мы должны были бы проверять на непротиворечивость с известным фактом – она расширяется.

Сама по себе задача выявления сквозных тенденций развития человеческого общества отнюдь не проста. По крайней мере, найти что-либо по этой теме, кроме общих слов, мне не удалось.

Сложность этой задачи предопределена уже тем, что в процессе развития человеческой цивилизации в основном формируются мерцающие тенденции. Возникнув, они некоторое время существуют и затем затухают. Это явление хорошо прослеживается в музыке, живописи, архитектуре…В экономической сфере мерцающие тенденции представляют собой обыденное явление. Пропорции натурального обмена, соотношение между барщиной и оброком, золотой паритет, кривая Филипса, описывающая связь безработицы и инфляции – все эти экономические проявления имели свои тенденции. Сегодня эти тенденции исчезли. Возникли другие.

Кроме того, поиски сквозных тенденций общественного развития, как отражения следа ведущего человечество к цели, крайне затруднено неоднозначностью оценок достижений цивилизации.

Надо признать, что постепенно человечество научается преодолевать трудности, встречающиеся на его пути. Однако, не сложно заметить и то, что в процессе развития, препятствия, стоящие перед человечеством не исчезают, а лишь меняют формы своего проявления. Постепенно отступает голод – активно растет ожирение, исчезла чума – появился СПИД, мировые войны стали практически невозможны, но возник мировой терроризм…

Каждому из процессов, оцениваемых одними, как прогрессивные, можно противопоставить мнение других, об издержках, связанных с их реализацией. При этом невозможно прийти к консенсусу о результирующей характеристике (достижения минус потери) не только из-за несопоставимости сравниваемых показателей, но и разных шкал качественных оценок, которыми оперируют представители противостоящих сторон.

Поиск следов движения к цели разумно начать с определения островков стабильности в океане изменчивости человеческого развития.

Стабильным и никогда не прерывавшимся процессом, сопровождающим все время существование человечества, является его продуктивная деятельность. В этом процессе человек добывает энергию у Природы и преображает ее к виду, доступному ему для потребления.

Потребляя различные виды, взятой у Природы энергии, сам человек генерирует две формы энергии: физическую и эмоциональную. И этим человек подобен другим живым существам.

Мы не можем игнорировать того факта, что все биологические виды способны генерировать физическую энергию. Более того, у нас нет твердых доказательств монополии человека на выработку эмоциональной энергии вообще и на высший вид эмоциональной энергии – энергию творчества, в частности.

В поиске признаков указывающих на уникальность человечества можно было бы сослаться на то, что оно состоит из физических феноменов. 98% материи во Вселенной существует в сильно сжатом и разогретом состоянии. Таких холодных тел, которыми являются люди, во Вселенной больше нет, считает Академик Фторов. (Известия, 15.04.05). Но собаки и лошади не намного теплее.

Другой признак уникальности можно увидеть в том, что само существование человечества противоречит 2-му закону термодинамики.

Действительно, мы можем констатировать, что окружающий нас материальный мир, после того, как в него «вклинился» человек принципиально изменил свои фундаментальные свойства: теперь он не упрощается, а усложняется. Происходит не только рост численности людей, живущих на Земле, растет материальное производство, увеличивается потребление, усложняются связи, развивается инфраструктура – все это обыденные и хорошо известные факты. А о чем говорит 2-й Закон термодинамики? О совершенно противоположном: материальный мир обладает фундаментальным свойством саморазрушения и дезорганизации.

Таким образом, 2-й Закон термодинамики, начиная с того момента, когда он был впервые сформулирован Р. Клаузиусом, и физический смысл введенного им понятия энтропии был раскрыт Л. Больцманом, запрещает развитие материи "от простого к сложному", т.е. ставит развитие человечества «вне закона». Но оно, человечество, ранее не зная об этом, а теперь и будучи осведомленным, тем ни менее, прогрессирует, по крайней мере, в направлении увеличения размеров популяции и усложнения инфраструктуры земной цивилизации.

Носит ли 2-ой закон термодинамики статистический характер, и поэтому земная цивилизация представляет собой некую "флуктуацию" - случайное отклонение от роста общей неупорядоченности, компенсируемое ускоренным увеличением энтропии в какой-то иной точке безбрежного космоса – не выяснено. Но достаточно ясно, что со всей своей уникальностью человечество вписывается в мегабиологическую систему Земли, в отношении которой 2-ой закон термодинамики так же не действует.

Фактором, действительно указывающим на особое место, занимаемое человеком в природной среде, являются стремительно увеличивающиеся энергетические затраты, связанные с его существованием. Это относится, как к интегральным, так и к удельным – в расчете на одного живущего, энергетическим затратам. КПД человечества, определяемый как соотношение выделяемой и потребляемой им энергии, и изначально был крайне низок и постоянно снижается. Для достаточно экономной во всех своих проявлениях Природы, постоянно возрастающее по объему энергетическое содержание Homo sapiens, является непозволительной роскошью, если не предположить наличие качественного энергетического скачка, происходящего в человеческом организме. Природный энергетический баланс можно свести только тогда, когда мы признаем, что в человеке осуществляется трансформация низших форм энергии в высшую форму.

Можно предположить, что этим видом энергии является энергия эмоций или эмоциональная энергия.

Да, у нас мало знаний об эмоциональной энергии. Мы не знаем, как она передается – карпусколой отлетающей души или волной, наведенной от постоянно мыслящего и чувствующего человечества. Существуют лишь косвенные доказательства ее существования. Систематизация данных о ней требует создания теории эмоционального поля.

В нашем случае попытка нарисовать эскиз такой теории определяется необходимостью выявления сквозных тенденций в изменении эмоционального состояния глобального человеческого общества. Маловероятно, что прокламируемые многочисленными учениями и теориями цели, благоприобретателем которых предполагается человек, будут реализованы одномоментно. Такой дискретностью исполнения отмечена, пожалуй, только одна теория – «Апокалипсис» Иоанна Богослова. Если цель человечества – перманентное счастье, то можно попытаться обнаружить следы движения в этом направлении, оставленные на его эмоциональном поле.

Эмоциональное поле человечества можно представить, как организованную комбинацию первичных элементов, каждый из которых является эмоциональной сферой человека. В ней можно обнаружить два противоположно направленных вектора эмоций: положительного и отрицательного, разделенных на области (см. рис.1).

Такая простая схема, неожиданно, позволяет систематизировать некие расплывчатые представления об эмоциональной сфере человека, описание которых занимает многие тома.

Наши каждодневные эмоции располагаются в области стабильности, или, если угодно - обыденности, тяготея при этом, то к положительному, то к отрицательному полюсам.

Мы можем определить, что счастье – это эмоциональный выход из области обыденности в положительную область экстремальности. А несчастье - такое же движение эмоций человека в противоположном направлении.

Область стабильности обладает свойством поглощать резкие флуктуации, происходящие в эмоциональной жизни человека.

Если вы выиграете шестисотый «Мерседес» в лотерею, то ощутите состояние счастья. Через некоторое время вы будете ощущать себя в этой машине привычно. Ощущение счастья исчезнет, возникнет ощущение обыденности.

Обыденность распространяется и на самые, казалось бы, тяжелые условия человеческого бытия. То, что в прежнем состоянии воспринималось, как несчастье постепенно становится повседневностью, эмоции, как говорят «притупляются». Именно на понимании этого феномена выстроен миф о Прометее. Он наказан богами, не просто тем, что прикован к скале, но и орел каждодневно прилетает клевать его печень. Мифический орел – символ перманентного несчастья, несчастья, к которому невозможно адаптироваться.

Человек, оставаясь в пределах психологической нормы, приспосабливается, казалось бы, к самым невероятным изменениям внешних условий своего существования, тем, что превращает экстремальные значения изменения своих эмоций в норму, в обыденность. Не зря, кажется, казахи говорят: «Человек за три дня привыкает к аду».

У большинства людей подавляющая часть эмоций не выходит из области стабильности. Поэтому душевный комфорт, отождествляемый многими людьми с неким аналогом счастья, человек связывает с преобладанием нахождения в том секторе области обыденных эмоций, который тяготеет к положительному полюсу.

Нормальный человек вряд ли будет вести учет своих эмоций, давая им при этом качественную оценку. Эту функцию выполняет механизм позицирования эмоциональной сферы человека, относительно доступной его обозрению части эмоционального общечеловеческого поля. Осознание отдаленности своей личной области стабильности от негативных явлений, породивших в ком-то сильные отрицательные эмоции, способствует положительной оценке результирующей характеристики всех микро-эмоций, происходящих в жизни простого обывателя в какой-то конкретный промежуток времени. Именно поэтому хорошо продаются плохие новости, этим определяется постоянно возрастающий спрос на них.

Эмоциональная сфера человека является порождением эмоционального поля человечества. Её начальный атом1, с момента рождения человека развивается в обоих направлениях (+ и -), под ежесекундным контролем поля. Наказанием и поощрением эмоциональное поле людей формирует эмоциональную сферу человека.

Сознание можно рассматривать, как интеллектуально-эмоциональный потенциал. С момента зачатия человек попадает в среду высшего энергетического продуцирования. Формируется способность улавливать, поддерживать и самостоятельного продуцировать эмоции, затухающая в отсутствии общения с себе подобными.

Эмоциональное поле неоднородно. Оно, включающее эмоциональную реакцию общества на религиозные каноны, запреты, табу, стимулы, соблазны…, собранные в законы, мораль, обычаи, нравы …, расслоенные на уровни семьи, дружеского окружения, двора, школы, улицы, региона, страны… Оно так разнообразно, что сам факт его существования представляется огромным чудом. Это разнообразие, способное разорвать все и вся, тем ни менее, цементируется величайшей из сил – силой, рожденной эмоциональной энергией человека.

На рис.2 представлена схема эмоционального поля (СЭП). Естественно, что эта схема отражает некий взгляд (в данном случае - автора) на структуру и связь элементов, в совокупности, образующих эмоциональное поле человеческого общества. Эта оговорка уместна и тем, что никому из живущих не дано охватить эмоциональное поле землян целиком. Селянин, проживший всю жизнь в деревне, имеет свое видение эмоционального поля политик или интеллектуал – свое. Эмоциональное поле в представлениях отдельных людей имеет свои очертания форму и размер, в зависимости от того, в какой его части позицирует себя данный конкретный человек, каковы его нравственные и моральные устои, каков его эмоциональный жизненный опыт. Можно сказать, что эмоциональное поле представляет собой усредненную сумму представлений о нем всех живущих в настоящее время людей и меняется в соответствии с изменением этих представлений.

Каждый человек видит доступный его обозрению участок эмоционального поля достаточно четко. Все вместе мы видим его размытым, с многочисленными изъятиями и пустотами.

Эмоциональное поле не однородно, в нем присутствуют многочисленные лакуны, существующие в результате непримиримо противоположных или несовпадающих представлений, проявляющихся в эмоциях отдельных групп людей о добре и зле, высоком и низком, святом и порочном…

СЭП концентрирует общепринятые, можно сказать – наиболее устоявшиеся, а потому наиболее узнаваемые представления о том, как общество в целом осознает свое функционирование в эмоциональной сфере.

В своем стабильном состоянии общество воспринимает эмоции, испытываемые большинством его членов, как нейтральные. Наряду с этим существуют некоторые, не совсем четкие общественные представления об экстремальных областях эмоциональных проявлений.

Эмоции, испытываемые изгоями, отверженными, тяжело больными, заключенными и пр., воспринимаются большинством, как исключительно негативные (вектор в отрицательную область). Кроме того, существует мнение, которое можно отнести к общественному, (предвнесенное, по большей части, литературой) о неких «самых, самых» ужасных терзаниях, постоянно испытываемых находящимися на экстремуме вектора, обращенного в отрицательную область (в точке D, см. схему).

По иному построено общественное видение эмоциональных ощущений элиты: богатых людей, ведущих политиков, аристократов, поп-звезд и т.п. Оно сводится к непрестанному пребыванию в состоянии совершенной эмоциональной удовлетворенности (вектор в положительную область). На острие положительно направленного вектора предполагается наличие случаев состояние полноты внутреннего бытия, отсутствия неудовлетворенных желаний (в точке C, см. схему)1.

В действительности структуры эмоциональных сфер большинства людей, находящихся в различных частях векторов ?Aн и ?Bн , принципиально подобны. Они содержат (см. рис. 1) центральную область стабильности и разнополярные экстремальные области. О том, что «Богатые тоже плачут», мы узнали недавно, а том, что убогие и сирые смеются, мы на собственном историческом опыте убедились давно.

Продвижение в СЭП по траектории «Прошлое – Будущее», можно рассматривать и как отображение реального изменения эмоционального поля во времени, так и в аспекте представлений Элвина Тоффлера. Причем речь может идти не только «о народах разделенных во времени», но и об отдельных людях «живущих» в эмоциональном поле прошлого или будущего.

При переходе из прошлого в будущее возникает два интересных явления.

Первое - расширение диапазона эмоционального поля.

Каждое следующее поколение имеет более богатую и широкую эмоциональную палитру. Появление книг, кино, радио, телевидения и др. может служить доказательством справедливости этого тезиса. И это явление входит в явное противоречие с индивидуальными ощущениями человека, которые отражают изменения, происходящие в его эмоциональной сфере в связи с возрастом. Эмоциональный диапазон людей живущих и живших на Земле меняется с определенной, общей для всех закономерностью. Первоначально этот диапазон растет, достигает максимума, а затем сокращается. При этом сокращение происходит в основном за счет тех форм эмоциональных проявлений, которые относятся к положительному сегменту области стабильности. Поэтому человеческая память формирует у пожилых людей возрастающий отрицательный эмоциональный фон восприятия настоящего.

Существует и второе, прямо противоположное первому явление, Это возникновение в процессе трансформации эмоционального поля из «Прошлого» в «Будущее», бокового тренда - постепенного превращения положительных эмоций прошлого, сначала в обыденные, а затем и в отрицательные эмоции (траектория A'п - B'б, на рис.2). Позитивная реакция общества на изменения в общественной, политической или экономической областях жизни по прошествии времени сменяется на нейтральную, а затем и на негативную. Появление действия бокового тренда ощущается и на бытовом уровне. Примеров этому можно привести множество. Какое-нибудь изысканное лакомство наших далеких предков не вызовет у ныне живущих даже нейтральных эмоций. Сегодня вряд ли найдется женщина, соглашающаяся в повседневной практике носить платья – предмет вожделения красавиц XVIII века.

Угол наклона тренда перевода общественных эмоций из «положительных» в «отрицательные», может быть различным для разных эмоциональных поводов вплоть до противоположного.

Это становится особенно заметно в том случае, если в период жизни одного поколения происходит резкий сдвиг в отрицательную область, ранее положительно эмоционально окрашенного явления (как это произошло со свободой слова в России, см. рис 3). Содержательно связанные с ним противоположные явления (свобода слова – цензура), могут в этом случае поменять знак эмоционального восприятия. Возникающая общественная реакция в этом случае сводится к, казалось бы, парадоксальной, ностальгии, по ушедшим, однажды отвергнутым обществом, временам.

Кроме того, существуют и иные области эмоционального восприятия, для которых боковой тренд исчезает.

Это относится, в основном, к произведениям искусства, литературы, живописи, архитектуры и происходит в результате сложной психологической рецепции.

Мы уже говорили о мерцающих тенденциях в развитии человеческого общества. Высшие, по степени эмоционального воздействия, произведения искусства, созданные в период расцвета каждой из тенденций: Возрождение, Барокко, Классицизм, Импрессионизм…являлись в прошлом достоянием элиты. По прошествии времени, обладание ими, или приобщение к этим произведениям, представляет собой не столько эмоциональное лакомство, сколько форму заявки на утверждение социального статуса (например, вхождение, по аналогии, в элитарный страт общества для обладателя).

Как мы видим, СЭП представляет собой достаточно интересный инструмент анализа.

Она позволяет моделировать изменения, происходящие в период экстремальных и переходных состояний общества, формализовать процессы возникновения напряжений, приводящих к социальным катаклизмам, как и коллизий связанных с рассогласованностью эмоционального, правового полей и поля моральных, этических, религиозных норм общества и многое другое. Но здесь мы остановимся только на одном, важном именно для проблемы целеполагания, результате исследования СЭП. Он заключается в том, что общественное развитие не сопровождается в длительной перспективе увеличением массы положительных эмоций, что можно было бы рассматривать, как некую тенденцию продвижения если не к всеобщему счастью, то, по крайней мере, к благоденствию.

Эмоциональное поле общества, как и эмоциональная сфера человека, устроены таким образом, что и положительные и отрицательные флуктуации «засасываются» в область нейтральной обыденности. Ни общество, ни человек не могут постоянно находиться в состоянии положительной или отрицательной экстремальности. Продолжительное нахождение в этих состояниях ломает психику человека и расшатывает устройство общества до такой степени, что оно меняется или исчезает. Но, в итоге, все вновь сводится к нахождению в области эмоциональной обыденной нейтральности.

Те, из ныне живущих, кому кажется, что наша эмоциональная жизнь качественно лучше, чем жизнь наших предшественников, скорее всего, ошибаются. В этом заблуждении их утверждает наличие тенденции, названной в этой работе «боковым трендом». Но наши предшественники на этой планете думали точно так же, поскольку такой тренд существовал всегда. Диапазон наших эмоций действительно становится богаче. Но структура, доля положительных и отрицательных эмоций во времени постоянна и, более того, практически неизменна.

Позитивное общественное самоощущение, в формировании и сохранении которого так заинтересованы власть имущие, определяется качественной оценкой эмоционального состояния, которую общество дает само себе. А любая оценка – это сравнение. Поэтому в основе оценки эмоционального общественного самочувствия лежит сравнение с состояниями, в которых находятся народы иных стран1 и исторический взгляд на те изменения, которые происходили в данном обществе. Наличие «дурного» примера – наиболее эффективный способ сделать жизнь граждан лучше. Отметим и особую, властную роль науки-истории в интерпретации процессов общественного развития.

Можно констатировать, что человечеству не грозит всеобщее счастье. Для его достижения надо было бы организовать где-то рядом с нами иное, постоянно становящееся все более несчастным, человечество. Идея, заложенная в представлениях о порядках, царящих в раю и аду, построена именно на этом принципе. Поэтому можно сделать вывод о том, что позитивное, направленное на человека целеполагание, предусматривающее формирование общества всеобщего и непрерывного счастья не реализуемо, поскольку противоречит природе эмоционального поля.

Главный же вывод заключается в том, что «эмоциональная производительность» всего человечества со временем повышается.

Растет количество живущих на Земле, увеличивается продолжительность жизни, сокращается время занятости в эмоционально пустых видах деятельности, расширяется диапазон эмоционального поля. Очень важно отметить, что происходит постоянное повышение уровня концентрации эмоциональных проявлений. От десятков собравшихся у костра шамана, мы постепенно перешли к сотням тысяч «сведенных в едином порыве».

И это – увеличение объема и рост уровня концентрации продуцирования эмоциональной энергии – та, искомая, сквозная тенденция, остающейся неизменной во все время существования человечества.

Можно пофантазировать по поводу того, что выявленная тенденция свидетельствует о существовании некой постоянной формы проявления человеческого естества, и эмоциональная энергия, как вырабатывается, так и потребляется человечеством или накрывает землю энергетическим щитом какой-нибудь формы.

Но можно сформулировать и развить представление о человеке производящем эмоциональную энергию для кого-то или для чего-то, так же как корова производит для человека молоко.

И второй вариант представляется мне предпочтительным.

Цель существования той или иной системы, как показывает доступная нам практика, не может быть заключена в ней самой. Для человека одна из целей разведения курицы – в яйце, а свиньи – в мясе. Но домашние животные и птицы об этом, конечно, не догадываются. Отличие человека от бессловесной скотины заключается в том, что он может предложить и рассмотреть гипотезу, в соответствии с которой, его существование имеет цель, в реализации которой он выступает в качестве средства. Такой целью может быть продуцирование некого результата, который, возможно, не растворяется в хаосе Вселенной, а используется неизвестной нам системой более высоко уровня.

Все это позволяет допустить, что конечной, «из вне» заданной целью функционирования и развития системы «Человечество», является масштабное и все возрастающее преобразование энергии природных сил в энергию эмоций.

Это лишь предположение, но история развития человечества, возможно, станет понятней (или вообще объяснимой), если представить ее как реакцию человечества на его стимулирование к выделению эмоциональной энергии.

Обратим внимание на то, что перемещение центров цивилизации по территории Земли очень напоминает последовательный перебор зон наиболее активного «съёма» продуцируемых в них людьми высших видов энергии.

Войны, революции, эпидемии, естественные и техногенные катастрофы и т.п. имеют не только закономерную природу (которую мы до конца не понимаем), но и закономерный результат – мощное, концентрированное выделение людьми энергии эмоций. Ничто не препятствует рассмотрению всех и всяческих катаклизмов, в качестве механизмов запуска процессов усиленного выделения человечеством энергии высшего порядка.

Принципиальное отличие человека от животных, которые, как правило, не убивают себе подобных, возможно отражает отсутствие у животных механизма, приводящего к возрастанию потока эмоций. Поэтому у них не сформирован такой мощный побудительный мотив эмоционального всплеска, который присущ только человеку. Доведенное прогрессом до состояния потенциальной возможности полного самоуничтожения, человечество оказалось ограниченным в потенциале убийства. Но оно постепенно заменяет имманентно присущие ему изначально, живые эмоции на их суррогаты. Эмоциональные проявления, сопровождающие алкогольное и наркотическое опьянение, эмоции, выплескиваемые фанатствующими толпами спортивных болельщиков и посетителями попсовых музыкальных сборищ – все это дает тот же результат, что и Мировые войны – рост энергии эмоций.

Уникальность человека, как биологического вида заключается и в том, что он способен тратить материальные, энергетические ресурсы и время своей жизни во все возрастающих размерах на деяния, ему практически бесполезные. Более того, эмоциональные проявления человечества, чем дальше, тем больше, расходятся с решением задач его самосохранения, воспроизводства и развития.

Люди извергают вулканы эмоций по поводу явлений, значение которых для них объективно ничтожно, они концентрированно эмоционанируют на том, что не имеет ни малейшего отношения к решению их жизненно важных проблем. Масштабы выделения энергии эмоций в процессах, которые не приносят реальной пользы его участникам, показывают, что эта процедура формирования бессодержательных эмоций все больше и больше представляет для человечества сверхценность.

Очень важно, что доля эмоций ради эмоций в процессе эволюции человека растет. Из этого можно заключить, что если нашу эмоциональную энергию кто-то потребляет, то потребителю абсолютно безразлично какими способом человечество обеспечивает это производство. И именно в этом, пожалуй, состоит единственный найденный мною довод в пользу того, что это, принципиально, возможно.

Природа чужда сантиментов.